МУЖ СКОРБЕЙ И ИЗВЕДАВШИЙ БОЛЕЗНИ

Господь провозгласил на Кресте: «Свершилось» (Ин.19,30). И благоволение Отца обратилось к нам. Мы стали наследниками Его Жизни, ибо Он стал наследником нашей смерти. В этом суть Нового Завета.

«Он взял на Себя наши немощи и понес болезни», — (Ис.53,4). Это мессианское пророчество ветхозаветного евангелиста пророка Исайи несомненно относится ко Господу нашему Иисусу Христу. В эти страстные дни Великой Седмицы крестных страданий Господа Церковь, как общество верующих, призывается к внимательному размышлению над гранями искупительного подвига Иисуса Христа.

Чтобы понять слова Исайи, чрезвычайно важно знать библейское, святоотеческое и, как бы неожиданно это ни звучало, догматическое понимание болезни. Суть болезни и даже смерти не была доступна пониманию человеку того времени. Ведь в древности, в целом, считалось, что болезнь, или смерть, это некие автономные сущности, которые внезапно приходят, проникают в человека, или, лучше овладевают им. Но если бы человек обладал неким заклинанием, или, быть может, знал некое учение, приобрел противоядие, то ничего бы дурного просто бы не случилось.

В свою очередь, еретики-пелагиане, названные так по имени своего ересиарха, британского монаха Пелагия, проповедовавшего в начале V века, переносили это на уровень христианской догматики. Они учили, что, применив особенное усилие, можно достигнуть безгрешности, и, в итоге, обрести бессмертие. Полемизируя с этим и подобными учениями, святитель, епископ в Карфагенской Римской Африке Августин (354-430), утверждал, что спор о том, смертен ли человек или бессмертен, лишен всякого смысла. Ибо человек … уже мертв. Даже если он живет и движется.

Человеку 21го века гораздо легче согласиться с Августином, а значит, с учением Церкви, нежели с Пелагием. Каждый из нас знаком с историей своей болезни, знает о наследственности, вполне понимает, что тот или иной недуг, а значит, смерть, так или иначе, рано или поздно, нас одолеет. Пелагий был осужден на III Вселенском Соборе 431 года, а различные варианты заблуждения о том, что человек способен не грешить в этой жизни подвергнуты осуждению на принятых Вселенской Церковью Карфагенских Соборах начала V века. Вера в способность жить и не грешить это ересь. Состояние нас людей как детей Адама таково, что грех является признаком жизни. По слову Апостола Павла, лишь «умерший перестает грешить» (Рим.6,7).

Грех, этот признак жизни, которые, на самом деле, является свидетельством смерти, обитает в каждом, пребывает с каждым, и никогда с нами не разлучится, пока окончательно не погубит. Никакое учение, никакая медитация, никакая дальневосточная религия, никакая технология просто не способна избавить человека от смерти и греха. А все то, что современность предлагает, более того, богоборчески обещает – биологическое, медицинское, физиологическое, какое угодно виртуальное или реальное бессмертие, все религии и науки мира, все идеи и представления, убеждения – просто неспособны покорить себе смерть. Смерть рядом с ними, и в них, как сестра.

Избавление от греха, болезни и смерти возможно исключительно в Господе нашем Иисусе Христе. Потому Он был рожден не от мужа и жены, но от Духа Святого и Марии Девы. Рождение от Духа Святого означает, что Он – заново, вновь сотворенный Человек, в котором нет ни греха, ни смерти. Господь Иисус Христос стал божественным человеческим ответом на заповеди, на призывы и, самое главное, на Завет. На все то, что Бог ожидал от человека, но не мог получить, начиная от Адама, вкусившего от древа познания добра и зла, и заканчивая нами, последними людьми последних времен, знающими слишком много.

Господь наш Иисус Христос – Бог, Вошедший в Историю. Во Иисусе – бесконечное «Да» и «Аминь» Своему Божественному Отцу. Он исцелял, очищал, прощал, воскрешал, приближал, соединял, а взамен был возведен человечеством на Крест. По непостижимой тайне божественного замысла получилось так, что в момент Распятия все то, что в Нем было истинным благословением для всех, для Него обернулось подлинным проклятием от всех. Ибо Распятый, Прибитый, Умученный и Пробитый, Господь убитый и оплеванный, был проклят согласно библейскому слову. «Если в ком найдется преступление, достойное смерти, и он будет умерщвлён, и ты повесишь его на дереве, то тело его не должно ночевать на дереве, но погреби его в тот же день, ибо проклят пред Богом всякий повешенный на дереве, и не оскверняй земли твоей, которую Господь Бог твой дает тебе в удел» (21;22-23).

Проклятие, осуждение смерти, которое заслужили все мы, обернулось обрушившимся на Него осуждением на смерть. И когда Господь был распят, то отеческий глас, сопровождавший Его во все дни Его земной жизни – «Сей есть Сын мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение» — стал вовеки нашим достоянием. Достоянием всех веровавших, верующих и имеющих уверовать во Христа Иисуса до скончания века.

Господь провозгласил на Кресте: «Свершилось» (Ин.19,30). И благоволение Отца обратилось к нам. Мы стали наследниками Его Жизни, ибо Он стал наследником нашей смерти. В этом суть Нового Завета. Как пишет автор Послания к Евреям: «Ибо где Завет, нужна смерть завещателя» (Евр.9,16).

В таинствах Церкви, в сакраментальной, таинственной реальности ее жизни происходит так, что все наши болезни, видимые и невидимые, все недуги и грехи становятся Его достоянием и входят в Его реальность, приобщаются Ему, чтобы быть уничтоженны. Даже если мы не получаем мгновенного исцеления и избавления от болезней, которые преследуют каждого, это не означает, что они не исцелены. Наоборот, это означает, что они послужат нам во искупление, ибо уже приобщены Его Кресту.

Господь сделал свою странствующую Церковь наследницей Царства. Тихая радость первых дней Великой Седмицы Страданий – залог того благословения, которое Господь даровал. Слава, данная вместо греха. Ибо грех есть потерянная слава. Господь воцарится со святыми Своими в Царстве. «От края земли мы слышим песнь: «Слава Праведному!» Господь Саваоф воцарится на горе Сионе и в Иерусалиме, и пред старейшинами его будет слава» (Ис.24,16;23).

Дни Страданий Великого Страдальца – Господа нашего Иисуса Христа. Начало великих страстных дней означает, что отныне, укрепляемые таинствами, мы призваны забыть о собственных грехах. Ибо грехами нашими Господь ведется на смерть.

Забыть о своих скорбях и болезнях. Ибо в эти дни – Один Скорбящий и Болезнующий. Сын плотника Иосифа по свидетельству Писания, Сын Человеческий, как чаще всего именовал Себя Сам Господь, Сын Человечества, которое, как некий коллективный плотник, оказалось способным изготовить для Лучшего из Людей лишь Крест.

Забыть о смерти и не плакать о своих умерших. Ибо есть в эти дни один единственный Великий Мертвец. Тишина объемлет землю. Господь же грядет воскреснуть в третий день. «Третий день», как время, когда, согласно библейским представлениям, умерший окончательно и бесповоротно мертв. «Третий День», когда всякая человеческая надежда потеряна, но начинает действовать лишь Бог. Он – Сын Божий, пострадавший за нас и умерший – одно единственное Воспоминание этих дней. В нем – исцеление, прощение и воскресение. «Господь перевяжет наши раны. Оживит нас через два дня, в третий день восставит нас, и мы будем жить пред лицем Его» (Осия 6;1-2).

иерей Августин Соколовски / Dr Augusti Sokolovski

The St. Nicholas Cathedral of New York

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.