Введение во храм Пресвятой Богородицы (Лк, 54 зач., 10, 38—42; 11, 27—28)

%d0%b2%d0%b2%d0%b5%d0%b4%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b538В продолжение пути их пришел Он в одно селение; здесь женщина, именем Марфа, приняла Его в дом свой; 39у неё была сестра, именем Мария, которая села у ног Иисуса и слушала слово Его. 40Марфа же заботилась о большом угощении и, подойдя, сказала: Господи! или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? скажи ей, чтобы помогла мне. 41Иисус же сказал ей в ответ: Марфа! Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, 42а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у неё.

В праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы мы слышим Евангелие о Марии, которая села у ног Господа и слушала слово Его. Точно так же другая Мария, трехлетняя Отроковица, входит во Святое Святых, чтобы быть всегда в присутствии Божием. Это первое, что мы узнаем о Ней, это то, что определяет Ее.

Евангельская Мария вся устремлена к Богу, ее взор обращен к Нему. Она у ног Господа, чтобы лучше слушать слово Его. Он — Сам Слово, и она хочет не просто слушать Слово, но, слушая, принимать Господа в Себя. Она принимает Его в доме видимом, чтобы принять Его в доме, который есть она сама. Она исполнена любви, для нее естественно сидеть у ног Его. И Господь говорит в ответ на ее любовь. Чтобы стать зримой, любовь, исходящая от Господа, должна иметь любовь приемлющего ее. Его любовь подобна светильнику, который Он доверяет ее хранению. Она — хранительница Его любви, потому что она уже любит. Господь дает Ей, потому что она уже имеет. Как удивительно это событие, происходящее в доме Марфы, где сестра ее Мария являет для нас прообраз другой Марии — Божией Матери!

Марфа тоже действует любовью. И она все делает ради служения Господу. Она пригласила Господа и устроила Его встречу со своей сестрой. Но потом она более занята не столько Самим Господом, сколько Его нуждами. И наступает момент, когда она не видит ничего, кроме своего служения, которое всецело совпадает с ее собственными желаниями. Сам Господь как бы совершенно исчезает. Она удаляется от Него. Марфа не понимает состояния своей сестры. Вначале, когда она пригласила Господа в свой дом, и Мария села у Его ног, все было в порядке. Теперь она хочет установить свой собственный порядок, как она сама его определяет. Она обращается ко Господу, но не для того, чтобы обратить внимание на Него, но для того, чтобы Он обратил Свое внимание на нее и на ее дела. Не Он уже решает, а она. Она принуждает Его сказать слова, которые желала бы услышать от Него: «Господи, или Тебе нужды нет, что сестра моя одну меня оставила служить? Скажи ей, чтобы помогла мне». Она не понимает, что заповедь Господня — любовь, и что Мария отвечает этой заповеди. Любовь для нее может быть только деятельной. И она хочет предложить ее всем, согласно своим понятиям. Если Господь присутствует здесь, Он должен оценить значение дел и потребовать, чтобы были дела.

Часть, которую избрала Мария, — Господь Бог, «лучшая часть». И поскольку Господь Бог — превечная любовь, и Он приходит к людям любовью, и путь Его — только любовь, в Нем нет ничего кроме любви. Любовь — это лучшая часть, которую избрала Мария. Избрать — означало для нее предать себя вольно любви, чтобы посвятить свою жизнь тому, на что укажет любовь.

Мы не можем не сознавать, до какой степени эти слова относятся к Пречистой Деве Марии. Эта любовь явилась в тайне Ее Введения во храм, в Ее вхождении во Святое Святых. И «сие не отнимется от Нее». Ибо эта часть принадлежит Богу. Она должна остаться с Ней, иначе умалится Господь. Потому что Его любовь не может сообщаться людям, если останется без ответа. Он сохранил эту лучшую часть для избранной Им от всех родов, избравшей Его более всех людей. В этой лучшей части сокрыто самое глубокое, что есть в тайне Его Воплощения. И потому Он нуждается в свидетельстве Марии и другой Марии, Божией Матери, и всех верующих во имя Его. Господь нуждается в этом служении. И, принимая это служение под Свой Божественный покров, Он открывает одновременно, что иерархия ценностей в Церкви должна определяться согласно Его разумению, а не разумению человеческому. Каждый из нас должен быть на страже того, чтобы Мария (и другая Мария) могла исполнить свое служение в мире.

Все, что мешает любви, может исходить только от недостатка любви. Господь содержит в Своих руках жизнь Марфы и жизнь Марии, и всех нас. Но только в благодатном созерцании, в пребывании во Святое Святых — вечная судьба человека. Господь укрепляет призвание Марии и расширяет его, давая в нем Марфе место, которое ей принадлежит. И ей Он обещает участие в Божественной жизни, при условии, что она не будет вмешиваться в то, что составляет «единое на потребу», но поможет осуществить его.

Взято с сокращениями из krasnoblago.dn.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.