Неделя про мытаря та фарисея

Воскресенье (Лк., 89 зач., XVIII, 10-14.)

wmaf

ГЛАВА XVIII: 10два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь. 11Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: 12пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что́ приобретаю. 13Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику! 14Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится.

Два человека вошли в храм помолится: один фарисей, а другой мытарь. Притча о мытаре и фарисее научает нас тому, как, с каким чувством нужно молится. Фарисей, став, молился… так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди… или как этот мытарь. Фарисей гордо стал вперед, чтобы все видели его молящимся; признавая себя безгрешным, он не просит у Бога милости, а лишь благодарит, презрительно осуждая других людей – дальних и ближних; хвалит он себя за десятину из всего, что получает, за свой пост дважды в неделю. Закон Моисеев обязывал евреев поститься лишь один день в году – десятый день седьмого месяца, день очищения (Лев. 16, 29); позднее у пророка Захарии находим мы упоминание о четырех постах в году (Зах. 8, 19), но некоторые из евреев, желая казаться более благочестивыми, постились на каждой недели первый и пятый дни. Закон предписывал отдавать Богу (на содержание левитов) десятую часть от всего произведения семян, которое приходит с поля ежегодно (Втор. 14, 22), и из плодов дерев (Лев. 27, 30); фарисеи же, думая тем быть более праведными, отдавали десятину и с огородных растений (мяты, тмина). По большей части, исполняя закон в мелочах, фарисее нарушали важнейшее в нем, поедая дома вдовиц и оставляя суд, милость и веру (Мф. 23, 14, 23).

Таким образом этот фарисей считал себя праведным, чем сам он и хвалился. Осуждая всех прочих людей, совершая дела полезные для себя (как воздержание) и для других (как пожертвование), для души своей он ничего не приобретал ими: гордость погубила их цену в очах Божиих, и самая молитва с гордой похвалой не оправдала фарисея.

Мытарь же, стоя вдали, не смея даже поднять глаз на небо, но ударяя себя в грудь, говорил: Боже, будь милостив ко мне грешнику.

Не то – мытарь. Придя в храм Божий, он сознает перед Богом лишь свое великое недостоинство. Он и не старается припоминать какие-либо добрые дела, он ясно сознает, что пред Богом всегда человек окажется недостойным, и потому смиренно просит в молитве милости для своей грешной души. Такое-то смирение и привлекает Божию благодать, такое смирение смягчает душу грешника, располагает ее к исправлению, к усовершенствованию, а потому и пошел мытарь в дом свой более оправданным.

Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а уничижающий себя возвысится.

Смирись же, гордый человек, под руку Божию! помни, что не без Божией помощи совершаются и все добрые дела. И нечем нам хвалится пред Богом, никто не чист от греховной скверны. Поставляя же себя пред Богом, призывай Его милосердие на свою слабость и недостоинство.

Помните, что Бог гордым противится и только смиренным дает Свою благодать (Иак. 4, 6). Гордость есть источник множества пророков, смирение же – великая истинно христианская добродетель. Помните, что смиренною была Пресвятая Дева Мария, и Господь призрел на смирение рабы Своея (Лк. 1, 48) и избрал Ее Матерью Своего Единственного Сына – Бога. Кроток и смирен сердцем был Сам Господь Иисус Христос (Мф. 11, 29).

«Каждому христианину, — говорит преподобный Иоанн Кассиан Римлянин, – надо стяжать истинное смирение сердца, которое состоит не в притворстве наружном и на словах, а в искреннем уничижении духа. Оно проявляется терпением не тогда, когда кто сам будет тщеславиться своими пороками… но когда он не оскорбится, если их припишут ему другие, и с кротостью сердца, благодушно перенесет обиды, причиненные другими».

Как же стяжать смирение? Святитель Тихон Задонский научает нас: «Здесь вкратце сказано. Нужно стараться познать себя, свою нищету, немощь и окаянство, и эту немощь почаще рассматривать душевными очами. Размышлять о величии Божием и о своей греховности, о смирение Христа: как любовь Его к нам, так и смирение Его ради нас столь велики, что и умом понять невозможно. Размышлять с прилежанием о том, что Святое Евангелие тебе предлагает. Не смотреть на то, что имеешь доброго, но чего еще не имеешь. Помнить прежние грехи… Добро, которое сделал, приписывать Богу и Его благодарить, а не свое принимать».

Взято из Евангельские беседы на каждый день года по церковным зачалам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *