Разговор с настоятелем храма, где подвизалась матушка Алипия, о временах гонений и стоянии в вере

%d0%bd%d0%be%d0%b2%d1%8b%d0%b9-%d1%80%d0%b8%d1%81%d1%83%d0%bd%d0%be%d0%baЕсли в советское время перед священнослужителями стояла задача сохранить храмы и тихо совершать служение, то сейчас Церковь должна быть максимально активна

– Отец Павел, что повлияло в советские времена на Ваше решение стать священником? Чем отличается во всех аспектах жизнь священника от жизни других современных людей?

– Божий Промысл – не на наш ум. Как говорится, «Человек предполагает, а Господь располагает…» Свирепствовала доктрина атеизма. На нее работали передачи, фильмы, журналы… Так что общество в большинстве своем смотрело на верующих или как на мракобесов, чудаков, или как на отживающий свой век отсталый контингент.

Но семейная обстановка – самое главное. Мой отец, иерей Валентин, был священником. Умер в 1974 году. Я имел хорошую работу, а в свободное время пономарил в храме на Демиевке, но об избрании пути священства не думал, в семинарию поступать не планировал. Но в 1988-м состоялось величайшее, небывалое в течение многих прежних десятилетий духовное событие: в стране открыто отмечали 1000-летие Крещения Руси. Это был  удивительный праздник, который запомнили даже невоцерковленные киевские люди. Когда же после этого юбилея в Киеве собрались открывать семинарию, друзья моего покойного отца архимандрит Елевферий (ныне покойный, царствие ему небесное) и архимандрит Софроний настоятельно посоветовали поступать. Это не мое решение, это Промысл Божий.

Современный священник?.. Он должен быть священником своего времени, чтобы его услышали современные люди. Одни прихожане шарахаются от компьютера. Другие считают, что сегодня священник без компьютера вообще темный человек. Ну что остается делать?..

Жить по Уставу. Он не меняется веками, никакие компьютеры и мобилки не мешают. Устав – это основной закон, церковная конституция. А сменные веяния времени как-то особенно, по моему мнению, на сущность священства не влияют.

– Вы являетесь настоятелем Свято-Вознесенского храма на Демиевке. Какую просветительскую, социальную работу ведут клир и община храма?

– Наш храм очень заметный в Киеве. Он «бесцветным» быть не сможет, даже если бы мы, допустим, захотели. До революции здесь венчалась великая украинская поэтесса Леся Украинка со своим супругом, фольклористом Климентом Квиткой. Прихожанином храма был уже легендарный тренер Валерий Лобановский. У нас нередко можно увидеть известных спортсменов, певцов, общественных деятелей…
Но перед Богом все равны, потому что каждому открыты каналы духовного развития вовсе не по тем направлениям, «как дает мир»: имеется в виду, что духовное совершенство одинаково доступно решительно для всех людей.

Насчет приходской работы. Делается очень много, не так нашими руками, как руками волонтеров – от помощи больным, неимущим… до желания забрать бездомных подброшенных котят. Пытаемся творить значимые дела: у нас есть Высшие богословские курсы, воскресная школа, иконописная школа… Вы бы видели работы начинающих художников! Есть поразительные поэтические сюжеты: например, Ангел с палитрой и кисточкой, разрисовывающий цветы и бабочек! Чем не поэзия в красках?

Молодые волонтеры помогают людям без определенного места жительства – едой, одеждой, моральной поддержкой. Наш центр называется «Парасолька». Как можем пытаемся прикрыть бездомных, страждущих от неуютностей нашей непростой жизни…

Издаем миссионерский журнал «Голос», есть сайт нашего храма. Информация обновляется, жизнь идет.

Уже несколько лет при Свято-Вознесенском храме действует и новый, так называемый малый храм в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов». 28 октября (н. ст.) у нас был престольный праздник. Эта икона, как известно, написана по благословению преподобного Амвросия Оптинского. На ней изображена Богородица, благословляющая колосья хлебной нивы. Перед этой иконой молятся о приумножении духовных даров и материального достатка. Часто интересуются: почему храм наречен во имя этого богородичного образа? Таким было волеизъявление прихожан. В Церкви важно понятие «соборность». Как начинаются постановления церковных соборов: «Изволися Святому Духу и нам…» Здесь сыграло свою роль соборное мнение приходского звена церковной иерархии. Скажу больше – знаю человека, который после многочисленных усердных чтений акафиста перед этим образом получил от Бога чудесную «велию милость» в своем жизненном устройстве. Конечно, трудности неистребимы, но кардинальные проблемы у него благополучно решились.

…Если в советское время перед священнослужителями стояла задача сохранить храмы (даже проповеди или не разрешалось провозглашать, или их текст проверялся соответствующими «товарищами») и тихо совершать служение… то есть – не «высовываться», не нести в атеистические массы христианскую катехизацию, то сейчас… Церковь должна быть максимально активна. Не будем страдать ложной скромностью: мы, христиане, действительно призваны быть солью земли, а земля-то уже совершенно готова к «согнитию». Аборты уносят жизней больше, наверное, чем войны. Люди становятся безразличны друг к другу, многие вообще теряют человеческий облик, но это – живые души. Кто им поможет? Как говорил преподобный Иоанн Лествичник, «душа дороже целого мира»: мир закончится, а душа ведь вечная. Потому мы не можем и не должны молчать, а лучше всего проповедовать, конечно, не только словесами, но и живым действием.

– Какие знаковые моменты из истории Свято-Вознесенского прихода Вы бы считали нужным отметить? Личности не менее интересны, чем факты…

– Интересны и личности, и события, и факты. Мы занимаемся исследованием истории нашего храма, изучаем документальные архивы, свидетельства прессы за 130 с лишним лет. Менялись исторические периоды, настоятели. Каждый настоятель должен реализовать планы и замыслы в меру своих талантов и возможностей. Как говорится по-украински, «розбудова» должна быть и духовной, и материальной.

Особыми строками я хотел бы отметить моего предшественника – протоирея Мефодия (Финкевича). Это был далеко не будничный человек. Как несгибаема была его осанка, таковой была и позиция. Он много лет служил во Владимирском соборе, но, естественно, не захотел иметь дело с раскольниками. Несколько лет назад он ушел в Почаевскую Лавру и почил, кстати, 5 августа (н. ст.), на праздник Почаевской иконы Божией Матери.

Он оставил о себе самые лучшие воспоминания наших прихожан. Планируем издать книгу воспоминаний о нем. От отца Мефодия никто не уходил неутешенным. От него исходил какой-то необъяснимый духовный свет.

– …Да, и многие прихожане старшего поколения помнят монахиню Алипию (Авдееву), почившую в 1988 году. Ее почитание в православном народе растет, фиксируются многочисленные факты чудотворений, но раздается немало и критических голосов в адрес киевской старицы…

– Очевидный факт, что в церковной практике принято канонизировать человека не ранее, чем через тридцать лет после кончины (хотя общеизвестны и исключения). Должны быть засвидетельствованы чудеса, способы чудотворной помощи святого или святой. Собрано несколько книг таких свидетельств, в том числе и изложенных нашими прихожанами. Но истина известна одному Богу. Скажу простую вещь. Люди имеют разные мнения и разные взгляды. Я полагаюсь на волю Божью. Пусть пройдет время, и Господь даст нам знак, который можно будет истолковать однозначно.

– Приходилось ли Вам в пастырской практике наблюдать духовное исправление закоренелого грешника?

– Мне довелось видеть всяких людей. И именно потому, что я не первый год служу священником, считаю очень рискованным вешать на человека ярлык закоренелого грешника. В душу не заглянешь. Вы помните, по Достоевскому, что юродивые бросали камни в стены храма, а на кабак крестились: под стенами храма они видели кривляющихся бесов, а крестились, молясь о погибающих в кабаке душах. Старайтесь никогда не обидеть никакого человека, даже если он кажется вам очень низким как по социальному, так и моральному положению. За подобные вещи, часто замечали люди, Бог весьма карает.

Да, я видел, как люди прилагали усилия и менялись к лучшему. Конечно, катиться вниз намного проще, а подниматься вверх – это великие усилия, и без помощи Божией исправление не сотворится. Много видел изменений по молитвам матери. Воистину материнская молитва и из огня, и со дна морского достанет.

Самые большие искушения и беды – это алкоголь, наркотики, блуд, игровая зависимость, а также чрезмерное «увязание» в политических вопросах. Скажем прямо, от нас, рядовых людей, очень мало что зависит в изменении политической ситуации, но по удивительному стечению обстоятельств мы все любим об этом поговорить. Впрочем, это не наихудшее. Главное, чтобы семья сохранялась, дети нормально развивались, тогда оздоровится и общество.

– Церковь, как известно, – Богочеловеческая институция, и если Божие в ней свято и непорочно, то люди из мира, из общества, естественно, привносят свои негативы, отклонения, заблуждения в церковную, приходскую жизнь… Что Вы считаете самым опасным и нежелательным в церковной среде?

– Церковь – это люди. Там, где земные люди, не Ангелы, всегда будут грехи…

В 90-х годах мне пришлось служить во многих храмах Черкасской, Черниговской и Киевской областей. Все церковные общины похожи.  Везде есть сплетни, осуждение и обсуждение прихожан, духовенства.
Духовный мир удивителен, но это отдельная тема. Он выявляет, проявляет, как рентгеновское излучение, каждого человека, кем бы он ни был – от епископа до простого рабочего.

Но это наша родная Православная Церковь. Хотелось бы более бережного отношения к прихожанам (в данном случае я имею в виду друг к другу) и более ответственного отношения к службе духовенства. Говорить легко, а служить – непросто. Уж извините за некоторый оттенок «нытья».

– Ну и конечно, проблема, которая у всех на слуху. Законопроект № 4128 «О свободе совести и религиозных организациях»… Попросим Вас дать сжатую «пастырскую экспертизу» этому документу.

– В свое время Иоанн Златоуст сказал: «Горе тому, кто воюет с Церковью Христовой. Он имеет противником Самого Бога». Уж мы видели, какой мощной машиной был СССР – и тот развалился, а дело в основном в атеизме. Не заставишь людей жить по-Божьему, отрицая бытие Господне.

Диавол, используя разные способы, во все времена воюет с Церковью Христовой. И если сегодня не всегда получаются захваты храмов с использованием грубой силы, то сатана переводит войну в плоскость законотворчества, где ослепленные ненавистью, облеченные властью особы вносят на рассмотрение Верховной Рады провокационные законы. Законопроект № 4128 и ему подобные – это пылающий факел, который бросают в колосящееся поле спелой пшеницы.

Это банальные провокации, которые должны поджечь общество, а кто-то на этом пытается, так сказать, нагреть руки. Хочу напомнить, что религиозные войны в истории человечества были самыми длительными. Не нужно трогать веру, потому что это все, это единственное, что остается настоящего у людей в деградирующем, разваливающемся мире. Одна надежда, что этот провокационный законопроект милостью Божией никто не примет.

– А в заключение вопрос крайне широкий, но и, наверное, самый насущный: что сейчас главное для нашего православного соотечественника? Как душу сегодня спасать?

– Как и 1000 лет назад, как и 2000, как и всегда, существует только один способ – быть православным человеком на деле, а не на словах.

Слушайте голос своей совести. Она – врожденный индикатор наших действий. Если она нас осуждает, значит мы что-то не то делаем. Без креста никому на земле не обойтись, но с нами всегда и наша божественная радость.

pravlife.org

Разговор с настоятелем храма, где подвизалась матушка Алипия, о временах гонений и стоянии в вере: 1 комментарий

  1. Иоанн Златоуст:
    «Нет ничего сильнее Церкви Христовой. Кто захочет с нею бороться, тот неизбежно погибнет, это все равно что ополчиться войной против Неба».
    Чудесная статья. Храни Вас Господь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *